АНТРОПОГЕНЕЗ. ИНВАРИАНТНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ.

Организация такой совместной охоты требовала согласованных действий, координируемых звуковыми сигналами, уже известными при хоровом пении. Совместное поедание добычи стимулировало справедливое распределение её «по труду», и дальнейшее развитие коллективистского альтруизма внутри прайда (кормление детёнышей с руки матери). Наиболее удачливые охотники с лучшей организацией внутри прайда, с наиболее адекватной звуковой сигнализацией, получали преимущества при охоте и могли уже не просто защищать «свою» территорию от агрессоров, но и сами становились агрессорами, уже коллективными, убивая наиболее слабых ‑ самок и детёнышей своих соседей-соперников.

При этом идёт отбор по совершенствованию слухового аппарата наружного и внутреннего уха, настраиваемых на наивысшую чувствительность к частоте визга самок и детёнышей, равную 1000 Гц, что убедительно показывают так называемые «изофоны», кривые равной слышимости, согласно которым вы настраиваете эквалайзер своего проигрывателя, приглушая среднечастотную составляющую спектра, порядка 1000 Гц.

Ещё более удивительно, что настройка чувствительности слухового аппарата на эту частоту зависит от времени суток. Наивысшей чувствительности он достигает в «час быка», в час «между волком и собакой», примерно, между 2-4 часа пополуночи. Это из собственных наблюдений. Проверьте.

http://statji.com/wp-content/images/diplomi/clip_image011.jpg (не открывается, скорее всего прокси-сервер удалён).

Параллельно идёт перестройка слухового центра мозга по формированию образов «еды», связывающих определённые звуки с совместными, согласованными действиями по её добыче. Звуки усложняются от простых, с частотной модуляцией к составным дифтонгам, в соответствии с возможностями, предоставляемыми артикуляционным аппаратом, который совершенствуется, освободившись от необходимости постоянного жевания, поскольку повысилась калорийность еды. Все происходило так же как происходит формирование речи у человеческого детёныша в процессе становления его индивидуальной второй сигнальной системы, только замедленно на тысячелетия.

Рассмотрим ещё один пример значимости звукового обмена для выживаемости и повышения качества естественного отбора.

Заполошные крики курицы после кладки яйца означают её призыв хищника «на себя», увод его от кладки. К её кудахтанью мгновенно присоединяется петух, с той же целью. Это адаптация внутри прайда. Внутривидовое адаптационное приспособление звуковых сигналов ‑ это практически круглосуточная «перекличка» петухов с единственной целью ‑ дезориентация хищника, потеря им слуховой ориентации. Русское звукоподражание «кука-реку» в точном «переводе» означает: «Кок, я реку» с толкованием «Я, кок, кричу ‑ я здесь». Английское «Cocke a doodle doo» означает примерно то же самое.

Я не знаю, имеются ли у наших соседей по экологической нише, высших приматов подобные инструменты коллективного звукового обмена, но у нас он закреплён в геноме как важнейший видовой признак.

И только приобретение социальных навыков и приёмов изготовления орудий, способных проткнуть толстую шкуру крупных парнокопытных типа американского бизона, кавказского зубра («домбай» из кавказской языковой семьи), способных противостоять их мощной защите, могло привести к обновлению пищевого рациона коллективных охотников.

Читайте и скачивайте далее в формате pdf   Антропогенез. Инвариантная шизофрения      БАБА ЯГА Морфология мифа .   

Опубликовано в Антропология

Comments are closed.